Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Т. Щепкина-Куперник. "Та, которая портит остальным репутацию"

Она. Ты, конечно, понимаешь, что я не могла остаться без шляпки… У нас праздник, базар, аллегри… Будет губернаторша, будет предводительша, ну, словом, весь monde… так или иначе — шляпка необходима. Натурально, сажусь в поезд — и прямо к моей француженке. Француженка такая душка: «помилуйте, мадам, для вас — всегда, все что угодно… у меня как раз прелестные летние модели!». Переворачивает шкафы, достает картонки, картонки — такая душка!.. Показывает мне шляпку. Действительно, очаровательно: маленький ток, цвета rose efface… Подхвачено черным бантом, и пучок вялых темно-розовых роз… Скромно, distingue, словом — как раз то, что нужно. Надеваю, меряю — не идет… Ну, француженка — такая душка! — говорит: «не огорчайтесь, мадам, у вас ведь настоящая tete a chapeaux — мы сейчас найдем. Показывает еще: одна прелесть! Широкие поля, покрыто сплошь кружевом и кругом венок из незабудок и одуванчиков, а-ля-бержер… немного молодо — но премило. Надеваю, меряю — не идёт!

Терп. слушательница. Да что ты?

Она. Вообрази! Достает еще картонку… Шляпа-берет, синего цвета, один бок так задорно подхвачен кверху пряжкой тёмного золота, и громадный бант — а-ля-кок — апельсинного цвета, знаешь, танго… Чуть-чуть смело, но шикарно удивительно. Такое в ней «пойди сюда». Надеваю, меряю — не идет!

Терп. слуш
. Ах, Боже мой!

Она. Француженка уже сама начинает волноваться… Приносит еще шляпу. Милая, — поэма! понимаешь — поэма! Вся сплошь из мелких-мелких-мелких розочек, темно-алого цвета, а сверху так таинственно наброшен черный тюль… и мерцает стразовая пряжка… а сбоку одна большая роза… необыкновенно эффектно… Надеваю, меряю — не идет!

Терп. слуш. Но это ужасно.

Она. Я думаю — ужасно! Наконец, вынимает еще картонку: шляпа а-ля-Генсборо… Элегантно исключительно: линия — нельзя рассказать словами, это надо видеть… тулейка из атласа, а поля из же, и огромный паради свисает фонтаном,.. Noir et blanc… Немного серьезно, но стильно и шикарно… Надеваю, меряю — не идет!!

Терп. слуш
. Да что ты говоришь?

Она. Я уж начинаю в отчаяние приходить… И вдруг, несут шляпку. Мечта! Форма маркиз. Кругом положен в два ряда мелкий-мелкий рюш… и два крылышка — вот-вот улетит, до чего грациозно — чудо и прелестно шифоннэ, и просто — как все гениальные вещи… Надеваю, меряю — идет!

Терп. слуш. Так что ты ее и взяла?

Она. Ничего подобного! Она — ярко-красного цвета! Суди сама: не могу же я вырядиться в нашем городишке в ярко-красное! Да еще на базар… и губернаторша, и предводительша… И так уже всегда всякие сплетни… ну, словом, ярко-красный цвет — недопустим. А идет — на редкость, никогда ни одна шляпка так не шла! Я чуть не в слезы. Но моя француженка — такая душка! — говорит: «не огорчайтесь, мадам, я вам сделаю точь-в-точь, как эта, у меня найдется матерьял какого хотите цвета!» — Но я сегодня же еду, говорю! — Когда? В 9 ч. вечера! — В 8 приезжайте — будет готово! Я ее чуть не расцеловала. Живо выбрала цвет — ты ведь знаешь, как я все люблю скоро… синий, pain brule tete de negre, резеда, виолет-де-парм. Остановились на gris ardoise: скромно, мило и комильфо. Уезжаю; значит: спокойна совершенно… Делаю покупки… Очень мило обедаю у Фелисьена с Анатолем… В 8 часов я у неё. Готово? — Готово! Показываете… Шляпка — один восторг, и представь — точная копия той: до мельчайших деталей: и фасон, и рюшь, и крылышки… Все, все… и вообрази…

Терп. слуш
. Что же?

Она. Надеваю, меряю… Не идет!!!
flower 2

Сомерсет Моэм. "За час до файфоклока"

Она была уже одета - вся в черном шелку, как того требовали ее возраст и траур по недавно скончавшемуся зятю; осталось лишь надеть ток. Ее немного смущала эгретка из перьев цапли, которая могла вызвать резкое осуждение кое-каких знакомых, наверняка тоже приглашенных на фай-фоклок; и в самом деле, разве не бесчеловечно убивать этих прекрасных белых птиц ради их перьев, да еще когда у них пора любви; но раз уж так случилось, глупо было бы отказаться от такой красивой и элегантной отделки, к тому же отказ обидел бы зятя. Он привез ей эти перья с Борнео, не сомневаясь, что подарок обрадует ее. Кэтлин не преминула наговорить неприятностей по этому поводу, о чем, должно быть, жалеет теперь, после того, что произошло; впрочем, Кэтлин всегда недолюбливала Гарольда. Миссис Скиннер решительно водрузила ток на голову (и в конце концов это ее единственная приличная шляпа) и, стоя перед зеркалом, приколола его булавкой с большим агатовым наконечником. Если кто-нибудь упрекнет ее за эти перья, у нее готов ответ.
- Конечно, это ужасно, - скажет она, - мне бы и в голову не пришло покупать такую вещь, но это последний подарок моего бедного зятя.
topazes

К. Ф. Рылеев. "Первый выезд".

Едва проехали мы несколько сажен по Невскому проспекту, как жена моя вскричала: "Ах, друг мой! Посмотри, какая бесподобная же шляпка! Заедем, пожалуйста!".-- "Что ты! В уме ли? Разве позабыла, что мы не отслужили еще молебна?" -- "Друг мой! Ангел! Утешь же меня! Ну, сам посмотри: что за шляпка на мне! Как я буду стоять в Казанской! Я сгорю со стыда!" Она проговорила это с таким жаром и так громко, что и проезжающие и проходящие оглянулись на нас. Боясь, дабы жена моя не заговорила еще громче, я поскорей приказал поворотить сани и привез ее в магазин.
-- Что вам угодно? -- спросила нас француженка, не приподнявшись даже со стула своего. Она, верно, встретила нас по платью...
-- Вот эту шляпку,-- сказал я, указывая на ту, которая соблазнила жену мою.
-- Подай! -- сказала француженка одной из сидевших за рукодельем девиц.
Шляпок было множество, и одна другой лучше! Прежняя не обращала уже на себя внимания. Collapse )
flower 2

Ф.М. Достоевский. "Бедные люди"

Да еще: у нас недостает блонд и кружева, так вот нужно бы прикупить, потому что господин Быков говорит, что он не хочет, чтобы жена его как кухарка ходила, и что я непременно должна "утереть нос всем помещицам". Так он сам говорит. Так вот, Макар Алексеевич, адресуйтесь, пожалуйста, к мадам Шифон в Гороховую и попросите, во-первых, прислать к нам
белошвеек, а вовторых, чтоб и сама потрудилась заехать. <...> Да! Чуть было не забыла самого важного. Скажите мадам Шифон, чтобы блонды она непременно переменила, сообразуясь со вчерашним образчиком, и чтобы сама заехала ко мне показать новый выбор. Да скажите еще, что я раздумала насчет канзу; что его нужно вышивать крошью. Да еще: буквы для вензелей на платках вышивать тамбуром; слышите ли? тамбуром, а не гладью. Смотрите же не забудьте, что тамбуром! Вот еще чуть было не забыла! Передайте ей, ради бога, чтобы листики на пелерине шить возвышенно, усики и шипы кордонне, а потом обшить воротник кружевом или широкой фальбалой. Пожалуйста, передайте, Макар Алексеевич.
Ваша
В.Д.
Collapse )

Оноре де Бальзак "Утраченные иллюзии"

Живое воображение и взыскательный глаз поэта открыли ему безобразие его отрепий; изъяны только подчеркивали старомодный покрой и неудачный оттенок этого нелепого синего фрака, воротник был чрезвычайно неуклюж, фалды от долгой носки заходили одна на другую, пуговицы заржавели, складки обозначились роковыми белесыми полосами. 
Collapse )

птичка

"Женский декамерон", Юлия Вознесенская

История шестая,
рассказанная диссиденткой Галиной, которую она сама назвала «Историей о счастливом платье»

Была у меня подружка Марина, отличная машинистка и невероятная трусиха. Ее родителей посадили в 49-м году, и они погибли в лагерях, поэтому она считала своим долгом что-то делать для демократического движения. Но когда ей приносили для перепечатки «самиздат», она всегда предупреждала: «Ради Бога, не говорите мне, откуда и куда это идет! Я такая слабая, что боюсь не выдержать допросов. И никаких имен мне не называйте! Тех, кого я знаю, я не выдам, потому, что люблю их, а если меня начнут расспрашивать о незнакомых и угрожать — я не выдержу». Ужасно боялась она стукачей, подслушивающих аппаратов и всего, что исходит от КГБ. Но работу сама просила: «Я должна что-то делать. Только мне важно не знать ничего лишнего». Сложно с ней было. Кое-кто ее успокаивал. «Зачем им тебя брать? Если всех машинисток арестовывать, что «самиздат» печатают, то тюрьмы лопнут!» А кое-кто старался избегать иметь с Мариной дело: «Раз сама предупреждает, значит знает свои слабости: не выдержит в случае допроса».
Жила Марина бедно и все мечтала сшить себе черное бархатное платье с черными же вологодскими кружевами. Collapse )
khg

Э.Т.А. Гофман "Крошка Цахес, по прозванию Циннобер"

Неподалеку от ворот увиденного мною в синеющей дали города мне повстречалось множество людей столь диковинного обличья и в столь странных одеждах, что я принялся тереть глаза, дабы удостовериться, впрямь ли я бодрствую, или, быть может, сумбурный дразнящий сон перенес меня в неведомую сказочную страну. Эти люди, коих я по праву мог считать жителями города, из ворот которого они выходили, носили длинные, широченные штаны, на манер японских, из драгоценных тканей - бархата, манчестера, тонкого сукна, а то и холста, пестро расшитого галунами, красивыми лентами и шнурками, и куцые, едва прикрывающие живот детские курточки, по большей части светлых тонов; только немногие были в черном. Нечесаные волосы в естественном беспорядке спадали на плечи и спину, а на голове у каждого была нахлобучена маленькая странного вида шапочка. Collapse )
khg

Михаил Пришвин "Серая Сова"

     Анахарео принадлежала к гордой расе и умела отлично держаться в обществе, была искусной танцовщицей, носила хорошие платья. Ухаживая за такой девушкой, Серая Сова тоже подтягивался. У него были длинные, заплетенные в косы волосы, на штанах из оленьей кожи была длинная бахрома, и шарф свешивался сзади в виде хвостика. На груди как украшение было заколото в порядке рядами направо и налево множество английских булавок. И почему бы, казалось, Серой Сове не украшать себя булавками, которые в то же самое время могли быть очень полезными: днем как украшение, ночью же при помощи их можно развешивать и просушивать свою одежду. <..........>
Несмотря на то, что в то время еще очень косо глядели на женщину в мужском костюме, Анахарео стала ходить в удобных мужских штанах, носила высокие охотничьи сапоги и макинаканскую рубашку. К свадьбе Серая Сова купил ей несколько метров сажи или чего-то вроде этого, но когда увидал ее на охоте, то подумал, что не материю бы ей надо было покупать, а топор или оружие. Увидев подарок, Анахарео развернула материю, взяла ножницы, карандаш, и принялать тут же что-то кроить. Боязливо, со стесненным сердцем смотрел Серая Сова, как гибла хорошая и дорогая материя. Но сравнительно в очень короткое время жалкая кучка лоскутиков превратилась в безупречные и даже прямо элегантные брюки-бриджи. Конечно, на чисто мужской работе ей многого не хватало, но уж по части портновской она оказалась мастерицей прекрасной.
khg

Эллен Кашнер "Томас-рифмач"

     Это был гардероб принца. Он включал в себя все, от мягких шерстяных кофт до шелковых чулок и вельветовых беретов. Покрой и работа высшего качества. Я знавал лордов, одевавшихся куда хуже. Руки сами потянулись потрогать парчу - там, на Земле, мне доводилось только сидеть у ног тех, кто носил ее. А эта еще и переливалась разными красками самых причудливых оттенков, мягко свисая у меня с руки.
     Если у моего слуги и были ноги, он ими не шаркал. Пока он молчал, я не знал, здесь ли он, видит ли, как я важничаю, точно подружка невесты на свадьбе. Этим удовольствием я предпочел бы насладиться в одиночестве. Пришлось отложить пышные одежды в сторону. По освещению за окном я решил, что сейчас середина утра. Поэтому я выбрал простую белую рубашку с роскошными широкими рукавами и серую льняную тунику с искусно подобранными складками на плечах. Цвета, однако, оказались обманчивы: серый в тени, на свету он вспыхивал травянисто-зеленым. К тунике нашлись и серые чулки. Какой бы моде не подчинялся здешний народ, не хочу я сверкать голыми пятками. Раз уж они меня за дурачка держат, только и годного для развлечения королевы, пусть уж я буду по крайней мере ладным дурачком. Из обуви я сначала выбрал высокие кожаные сапоги для верховой езды, но во дворце, похоже, носили, в основном, вельветовые туфли, я решил не выделяться и взял себе такие же зеленые, и без всяких украшений.
khg

Джон Мур "Принц для особых поручений"

Кэролайн вымыла руки, поплескала водой в лицо и решительно приступила к распаковке вещей. Из сундука она извлекла три платья, подаренные подругами, два из них почти новые. Несколько дней назад женщины в ручьях собрались на совещание, после которого вынесли свой вердикт.
- Держись проще, - сказали они. - Нам не угнаться за мелиноверскими модами, да этого от тебя никто и не ждет. Как ни выкручивайся, они знают, что ты из деревни. Поэтому не пытайся выдавать себя за ту, кем не являешся. Просто будь сама собой.Collapse )