Нил Стивенсон. "Ртуть", Барочный цикл

В этой цитате один из главных героев романа встретил сэра УИнстона Черчилля (предка того самого) с супругой в недавно появившейся в Лондоне (как тип заведения) и оттого превратившейся в центр светской жизни кофейне. Collapse )

Автор неизвестен. "Сэр Гавейн и зеленый рыцарь"

С народом эльфов схожий, Был ярко-зелен он.

Были и пришлец, и платье / зеленого цвета:

Бока окутал / котт прямого покроя;

Нарядный плащ - поверх, / изнутри подбитый

Мехом отменной выделки, / приметным для взора;
Опушен горностаем / и капюшон также,

Что лег на плечи, / локонов не касаясь;

Чулки обтягивающие, / тона сходного,

Облегали голени, / богатые шпоры

Золотом сияли над изысками / узорных полос,
Хотя в стременах ноги / лишены обуви.

Весь наряд и впрямь был / окраса зеленого:

На поясе полосы, / и пестрые самоцветы,

Что лучились на облаченье /бессчетными искрами,

И на шелке шитом, / и на пришельце, и сбруе,
Так что не вот тебе назовешь / и половину безделок,

Тканых искусно по ткани / - и мотыльков, и птиц

В переливах зеленых линий, / с позолотой поверху.

Подвески на поперсье / и пышном подхвостнике,

Заклепки на удилах залиты / зеленой эмалью, И стремена для ног / - нужного цвета,

И крыло седла, / и луки также.

Везде блистали и светились / кристаллы зеленые;

Даже скакун под конником / - колера сходного

Вполне.
Бьют искры от копыт,

Узоры на ремне.
(пер. Д.Р.Толкиен, С. Лихачева)
tulip
  • eregwen

Туве Янссон. "Опасное лето"

Кружок света от карманного фонарика бегал вверх-вниз по стенам и остановился наконец на магическом слове «Гардеробная».
— Платья! — прошептала фрекен Снорк. — Там платья!
— О! Какое чудо! — пролепетала она. — О, как прекрасно!
Платья, платья, куда ни кинешь взгляд, всюду платья. Они висели бесконечными рядами, сотнями, одно за другим: тяжелая сверкающая парча, легкие облачка тюля и лебяжьего пуха, набивной шелк разных цветов и черный, как ночь, бархат. Повсюду мерцали разноцветные блестки, перемигиваясь короткими вспышками, словно огни маяка.
Ошеломленная фрекен Снорк подошла ближе. Она ласкала платья, заключала их в объятия, зарывалась в них мордочкой, прижимала к груди. Платья шуршали, они пахли пылью и духами, окутывали ее мягкими складками. Внезапно фрекен Снорк выпустила платья из лапок и немного постояла на голове.
— Это чтобы успокоиться, — прошептала она про себя. — Мне надо успокоиться, иначе я умру от счастья. Платьев так много…
— Я ходила по дому и искала себе платье, — рассказывала фрекен Снорк. — Нашла несколько сотен платьев и ужасно обрадовалась.
— Может, и тысячу, — продолжала фрекен Снорк. — Я все смотрела и примеряла, и мне становилось все грустнее и грустнее.
— Неужели! — воскликнула Миса.
— Ну разве все это не удивительно! — сказала фрекен Снорк. — Понимаешь, их было слишком много. Мне никогда не успеть перемерить их и не решить, какое из них самое красивое. Я чуть не испугалась. Если бы там висело всего два платья, я бы выбрала самое лучшее.
— Это было бы куда легче, — согласилась обрадованная Миса.
— Поэтому я взяла и сбежала из гардеробной, — закончила фрекен Снорк.
vsadnik
  • helce

Барбара Хэмбли "Те, кто охотится в ночи"

Яркие цвета, усиленные сиянием газового пламени, ожгли глаза. Комната была завалена платьями, туфельками, пеньюарами, безделушками, шалями, кружевами, оперными программками и карточками;Collapse )
vsadnik
  • helce

Барбара Хэмбли "Драконья погибель"

Тут они словно перешагнули некий порог – фигуры на берегу прояснились, свет фонарей затанцевал на жестких атласных складках, огладил мягкий ворс бархата, обозначил тугие кружева и облачка женских вуалей, густо посоленные бриллиантами. Впереди всех стояла стройная темноволосая девушка в янтарных шелках, чьи глаза, золотые, как мед, тронутые оттенками серого, встретившись с глазами Гарета, заставили того вспыхнуть. Один мужчина держал ее плащ из хвостов горностая, другой – позолоченный шар с благовониями.
Collapse )

Нил Гейман "Коралина"

Она слезла с кровати и решила, что ей все-таки стоит надеть что-нибудь из одежды другой Коралины. Не могла же она весь день ходить в пижаме, халате и тапочках? «Впрочем, а была ли здесь когда-нибудь другая Коралина? Наверное, нет, – решила она. – Коралина только одна». Обычной одежды в гардеробе не было. Вся одежда в шкафу была особенная, такая, какую она всегда хотела иметь: платье колдуньи, костюм чучела огородного, сшитый из лоскутков, скафандр инопланетного воина, украшенный маленькими мигающими красными лампочками, изящное вечернее платье, расшитое блестками и кусочками зеркала. Наконец она отыскала черные, как ночь, бархатные джинсы, серый, как туман, свитер, украшенный мерцающими звездочками, и ярко-оранжевые ботинки. Коралина надела все это, достала из одного кармана халата последнее яблоко, из другого – камешек с дыркой. Камешек положила в карман джинсов и почувствовала, что в голове у нее наконец прояснилось, как будто она только что вышла из тумана.

Пьер де Бурдей Брантом. "Галантные дамы"

Никакая другая женщина не умела так изящно подчеркнуть свои прелести. Несколько раз я видел, как она подбирала туалеты, обходясь совершенно без париков, при этом умея так взбить, завить и уложить свои жгуче черные волосы, что любая прическа ей шла... Я видел её в белом атласном платье, усыпанном множеством блесток, в его розоватом отливе темная или прозрачная вуаль из крепа, с римской небрежностью наброшенная на голову, создавала ощущение чего-то неповторимо прекрасного ... Я видел ее в платье бледно-розового испанского бархата и в колпаке того же бархата, столь искусно отделанного драгоценными камнями и перьями, что трудно представить себе что-то более восхитительное.

Дороти Сэйерс. "Пять отвлекающих маневров"

Гильда Фаррен, прямая, как стебель лилии, сидела на стуле с высокой спинкой и пряла. На ней было платье, как будто взятое напрокат из музея средневековья — с закрытым лифом, квадратным вырезом и длинной широкой юбкой до пола, лишь слегка приоткрывающей ступню, плавно качающую педаль. Изысканный кремовый серж , из которого оно было сшито, словно намекал: «Эта женщина чиста и непорочна». Кроме того, на этом материале не так заметен пух белой шерсти, который обычно оседает на одежде рукодельниц, придавая им вид людей, спящих не раздеваясь. Питер Уимзи про себя иронически улыбнулся этому наблюдению.
topazes

Мария Павловна Романова. "Мемуары".

Следуя пожелaниям моего отцa, онa приступилa к состaвлению описи туaлетных принaдлежностей и других предметов, остaвшихся после моей мaтери. Никто не кaсaлся их с моментa ее смерти.

Стaли открывaть буфеты и огромные плaтяные шкaфы с проржaвевшими зaмкaми, и в их недрaх, пaхнущих плесенью, обнaружились висящие нa плечикaх жaлкие плaтья, жесткие и вышедшие из моды, ряды мaленьких туфель, лопнувший aтлaс нa которых был изрядно тронут временем. Из комодов вытaскивaли рaзноцветные вещи из муслинa, дюжины пaр перчaток в коробкaх, обитых изнутри белым aтлaсом, кружевa, цветы и перья, носовые плaточки с пaкетикaми сухих духов, которые потеряли свой зaпaх. Были небольшие зaпaсы всего: шпилек, мылa, духов, одеколонов.

Мaдемуaзель Элен при помощи Тaни, моей русской горничной, сортировaлa все эти вещи, состaвлялa список. Горы одежды скaпливaлись нa полу. Между урокaми я приходилa посмотреть, кaк они рaботaют. Помимо моей воли смутнaя грусть овлaдевaлa моим сердцем. Эти стaрые вещи - кaкими крaсивыми и новыми они, вероятно, были, когдa моя мaть нaдевaлa их! В своем вообрaжении я виделa ее перед собой, молодую, одетую в эти нaрядные вещи, и ее милое лицо светилось рaдостью жизни. Былa ли онa по-нaстоящему счaстливa? Умирaя, не сожaлелa ли онa нa сaмом деле о своей жизни? Мне уже кaзaлось, что онa принaдлежит другому веку, хотя прошло всего семь лет со дня ее смерти.

Из шелкa, который еще можно было использовaть, сшили облaчения для священников. Одежду и другие вещи рaздaли бедным, кружевa и белье остaвили для меня, a все, что остaлось, изношенное и бесполезное, сожгли.