March 14th, 2020

Т. Щепкина-Куперник. "Та, которая портит остальным репутацию"

Она. Ты, конечно, понимаешь, что я не могла остаться без шляпки… У нас праздник, базар, аллегри… Будет губернаторша, будет предводительша, ну, словом, весь monde… так или иначе — шляпка необходима. Натурально, сажусь в поезд — и прямо к моей француженке. Француженка такая душка: «помилуйте, мадам, для вас — всегда, все что угодно… у меня как раз прелестные летние модели!». Переворачивает шкафы, достает картонки, картонки — такая душка!.. Показывает мне шляпку. Действительно, очаровательно: маленький ток, цвета rose efface… Подхвачено черным бантом, и пучок вялых темно-розовых роз… Скромно, distingue, словом — как раз то, что нужно. Надеваю, меряю — не идет… Ну, француженка — такая душка! — говорит: «не огорчайтесь, мадам, у вас ведь настоящая tete a chapeaux — мы сейчас найдем. Показывает еще: одна прелесть! Широкие поля, покрыто сплошь кружевом и кругом венок из незабудок и одуванчиков, а-ля-бержер… немного молодо — но премило. Надеваю, меряю — не идёт!

Терп. слушательница. Да что ты?

Она. Вообрази! Достает еще картонку… Шляпа-берет, синего цвета, один бок так задорно подхвачен кверху пряжкой тёмного золота, и громадный бант — а-ля-кок — апельсинного цвета, знаешь, танго… Чуть-чуть смело, но шикарно удивительно. Такое в ней «пойди сюда». Надеваю, меряю — не идет!

Терп. слуш
. Ах, Боже мой!

Она. Француженка уже сама начинает волноваться… Приносит еще шляпу. Милая, — поэма! понимаешь — поэма! Вся сплошь из мелких-мелких-мелких розочек, темно-алого цвета, а сверху так таинственно наброшен черный тюль… и мерцает стразовая пряжка… а сбоку одна большая роза… необыкновенно эффектно… Надеваю, меряю — не идет!

Терп. слуш. Но это ужасно.

Она. Я думаю — ужасно! Наконец, вынимает еще картонку: шляпа а-ля-Генсборо… Элегантно исключительно: линия — нельзя рассказать словами, это надо видеть… тулейка из атласа, а поля из же, и огромный паради свисает фонтаном,.. Noir et blanc… Немного серьезно, но стильно и шикарно… Надеваю, меряю — не идет!!

Терп. слуш
. Да что ты говоришь?

Она. Я уж начинаю в отчаяние приходить… И вдруг, несут шляпку. Мечта! Форма маркиз. Кругом положен в два ряда мелкий-мелкий рюш… и два крылышка — вот-вот улетит, до чего грациозно — чудо и прелестно шифоннэ, и просто — как все гениальные вещи… Надеваю, меряю — идет!

Терп. слуш. Так что ты ее и взяла?

Она. Ничего подобного! Она — ярко-красного цвета! Суди сама: не могу же я вырядиться в нашем городишке в ярко-красное! Да еще на базар… и губернаторша, и предводительша… И так уже всегда всякие сплетни… ну, словом, ярко-красный цвет — недопустим. А идет — на редкость, никогда ни одна шляпка так не шла! Я чуть не в слезы. Но моя француженка — такая душка! — говорит: «не огорчайтесь, мадам, я вам сделаю точь-в-точь, как эта, у меня найдется матерьял какого хотите цвета!» — Но я сегодня же еду, говорю! — Когда? В 9 ч. вечера! — В 8 приезжайте — будет готово! Я ее чуть не расцеловала. Живо выбрала цвет — ты ведь знаешь, как я все люблю скоро… синий, pain brule tete de negre, резеда, виолет-де-парм. Остановились на gris ardoise: скромно, мило и комильфо. Уезжаю; значит: спокойна совершенно… Делаю покупки… Очень мило обедаю у Фелисьена с Анатолем… В 8 часов я у неё. Готово? — Готово! Показываете… Шляпка — один восторг, и представь — точная копия той: до мельчайших деталей: и фасон, и рюшь, и крылышки… Все, все… и вообрази…

Терп. слуш
. Что же?

Она. Надеваю, меряю… Не идет!!!